memo (memo_bot) wrote,
memo
memo_bot

Category:
О первом дне войны и обороне Запорожья
Воспоминания>бывшего работника уголовного розыска УНКВД по Запорожской области полковника милиции в отставке Котова Григория Федоровича

В глубокой памяти на всю жизнь осталось воскресенье 22 июня 1941 года. В связи с праздничным днем я пришел домой в первом часу ночи.А где-то около 5 часов ко мне прибыл верхом на лошади связной милиционер 3-го городского отделения милиции Крамаренко, который передал указание срочно явиться в управление.
Я прибыл в дежурную комнату, там дежурным
был зам.начальника ОК лейтенант Куцын, в то время носивший на петлицах знак различия органов НКВД «шпалу». Его помощником был сержант ОБХСС Проскура, носивший на петлицах два кубика – это было тоже офицерское звание. Последний направил меня в клуб, где уже собралось руководство, и добавил, что началась война.
Войдя в клуб, где почти весь оперативный состав был в сборе, я увидел сидящих за столом президиума зам.начальника УНКВД Резникова, зам.начальника УНКВД по милиции Телегина и председателя облисполкома Дорофеева.
Начальник Управления НКВД Леонов с трибуны говорил, что немецкие войска перешли наши западные рубежи, с которыми пограничники ведет бои, и что немецкая авиация подвергла бомбардировке города Киев, Одессу и Севастополь. Личному составу приказано было перейти на казарменное положение, принять меры по пресечению паникерства, возможных диверсий и распространению листовок. Начальнику ХОЗО Островскому приказано обеспечить оперсостав комнатами отдыха и питанием. После этого Леонов и Дорофеев уехали в областной комитет партии, а Резников и Телегин давали разные указания оперативному составу.
Таким мне запомнился первый день войны.
В дальнейшем жизнь нашего города усложнилась. Уже на второй день авиация противника бомбила район станции Запорожье-1 и завод «Запорожсталь». Потом эти налеты стали почти ежедневными.
Милицию обязали строго следить за светомаскировкой города, заводов и железной дорогой. Рабочие в заводах, а население в своих дворах начали строить бомбоубежища.
В конце июня в город стали прибывать санитарные поезда с ранеными военными. В родильном доме на углу улиц Кирова и Анголенко, в больнице, которая до войны называлась больницей Пергера, был открыт госпиталь для раненых военных.
Почти одновременно началась эвакуация детей.
От прибывших раненных пошли слухи, что наши войска окружены противником в районе Николаева.
Совет Одесского военного округа предлагал организовать оборону города своими силами.
Для организации обороны к нам прибыл председатель Совнаркома Украины, он же член военного Совета Южного фронта Корниец, с ним прибыли генералы Харитонов и Запорожец. Был образован штаб обороны города, на который была возложена вся ответственность за судьбу города. Его возглавил секретарь горкома партии Комаров и начальник УНКВД Леонов.
Областной военкомат вместе с районными военкоматами срочно начали формировать воинские подразделения, в частности, 274 стрелковую дивизию. Номер ей был присвоен вот почему. К нам в город прибыли кадровые офицеры, работники штаба 274 стрелковой дивизии, которая входила в 12-ю армию Южного фронта. На территории Кировоградской области дивизия попала в окружение и офицеры Михайлов и Давыдов вышли из окружения и вынесли с собой знамя 274 стрелковой дивизии и полковые знамена 961-963, 965 полков. По указанию члена Совет Южного фронта т.Корниец под этими номерами и стала формироваться 274 СД в г.Запорожье.
Командиром вновь сформированной 274 СД был назначен полковник Немирцалов, бывший начальник военной школы в Молдавии, прибывший в г.Запорожье и исполнял должность начальника гарнизона, комиссаром был назначен ст.батальонный комиссар Расников.
Штаб этой дивизии вначале занял школу по ул.Комсомольской, а позже перебазировался на пос.Зеленый Яр в 90 Уральские казармы.
Многим работникам милиции, в том числе и мне, приходилось работать вместе с облвоенкоматом и штабом 274 СД по обеспечению военнообязанных на сборные пункты, ибо на ряду с большим патриотизмом советских граждан были немало граждан, уклоняющих от призывав в военкомат.
961 стрелковый полк, командиром которого был назначен капитан запаса Коцюр, формировался на территории Ленинского и Орджоникидзевского районов. Личный состав его в большинстве состоял из рабочих Запорожстали, алюминиевого, ферросплавного и других заводов.
963 стрелковый полк возглавил работник Николаевского или Гуляйпольского военкомата подполковник Никотин.
965 стрелковый полк, командиром которого был назначен бывший командир полка народного ополчения майор запаса Отрищенко, состоял в большинстве из рабочих Запорожстали. Штаб полка находился в школе по ул.Чапаева.
По указанию штаба обороны было создано три отряда из работников милиции, командиром одного из которых был назначен я. Отряд был создан на базе 2-го городского отделения милиции. В него входили: мой заместитель политрук Василий Ботенков, начальник военного стола Скрипка, его заместитель Капустян, оперуполномоченный Зинченко, участковые Зайцев и Лавриненко, начальник паспортного стола Хандин, командир взвода Холодов, командиры отделений Филоненко и Корякин, милиционеры Ступак, Николаенко, Ищюк и другие. Всего было около 40 человек. На вооружении было 2 ручных пулемета, винтовки, гранаты, личное оружие и бутылки с зажигательной смесью.
Общее руководство милицейскими отрядами и народным ополчением было возложено на заместителя управления милиции Якимец Т.И.
Времени для формирования и обучения боевых подразделений было мало.
18 августа немецкие войска подошли к правому берегу р.Днепр и заняли остров Хортица. Город стал фронтовым.
Гарнизон нашего города был очень малочислен: один батальон 157 полка НКВД (командир капитан Богачев), батальон зенитных пулеметов (командир Ю.Демченко) 3-я и 6-я батареи 16 полка ПВО.
18 августа телеграмма командующего Южным фронтом на имя командира 274 СД была очень строгой. В случай сдачи города виновные будут расстреляны.
Боевым приказом № 5 от 20.08.1941 г. командир 274 СД Немерцалов потребовал всем подразделениям, кто способен носить оружие, занять оборону левого берега р.Днепр и стоять насмерть.
Мой отряд также поступил в распоряжение командира 274 СД и занял оборону левого берега р.Днепр вместе с батальоном 965 полка ниже завода «Коммунар». Для поднятия боевого настроения к нам на бронетанкетке несколько раз подъезжал генерал Харитонов, призывал бдительно следить за передвижением противника.
Боевой приказ был выполнен, противнику ворваться сходу в город не удалось. В помощь фашистским войскам, по сообщению нашей разведки, прибыли танковая и механизированная дивизии.
В это время прибыло подкрепление и запорожцам: один танковый батальон, 814 артполк, 54 рота НКВД и другие мелкие подразделения.
В городе было введено осадное положение, он был готов к смертельной схватке. Жители были мобилизованы на строительство оборонительных сооружений. Слово «мобилизованы» было относительным, так как люди шли сами, в считанные дни были построены глубокие противотанковые рвы, все это делалось под непрерывным огнем с воздуха и артминометным огнем с острова Хортица.
Город был превращен в боевой единый лагерь для борьбы с фашизмом.
Были и негативные явления: отдельные жители, подстрекаемые уголовниками и дезертирами, стали нападать на склады, магазины. Многие квартиры граждан, ушедших на оборонительную работу или в убежище в момент воздушного нападения немецкой авиации, подвергались ограблению, были убийства граждан. Тогда по решению штаба обороны города мой отряд перешел в распоряжение военного коменданта города Лисовского. Мне с отрядом пришлось выехать на хлебозавод, который находился на месте кинотеатра «Комсомолец». Мародеры сорвали ворота, посбивали замки на складских дверях, тянули все, кто что мог. Наш призыв к мародером прекратить беспорядок успеха не имел, пришлось применить оружие. Аналогичные случаи были и в совхозе им.Сталина (ныне Опытная станция) и на центральных продовольственных складах в конце улицы Чапаева.
С 23 августа обстановка в городе примитивно стабилизировалась. Восстановилась торговля, начали работать столовые, бани, парикмахерские, в городе появилась вода в водопроводе. Ежедневный артиллерийско-минометный обстрел города с острова Хортица и с воздуха очень мешал эвакуации населения, оборудованию заводов. Об ежедневных жертвах, как гражданского населения, так и военнослужащих, информировался Государственный комитет обороны и командование Южного фронта. Вскоре пришел приказ очистить остров Хортицу от неприятеля. Началась подготовка к форсированию реки Днепр. Плавсредств 274-я СД не имела, моему отряду было дано задание собрать лодки и катера, где только можно. Мы собрали более 40 лодок и доставили их на спортивную базу «Динамо» в Кривую бухту. При выполнении этого задания разорвавшейся миной был ранен я и милиционер Гонтарь. Медицинскую помощь мне оказали в железнодорожной больнице ст.Запорожье-1. Ранение, к счастью, оказалось легким. Через 3-4 дня я приступил к руководству отрядом, который продолжал патрульную службу по охране правопорядка и борьбу с мародерами.
В ночь с 4 на 5 сентября наши части форсировали р.Днепр и 6-го сентября полностью очистили остров Хортицу.
7 сентября по приказу начальника управления милиции Телегина мой отряд переправился на остров Хортицу с задачей не допустить захват гражданскими лицами оружия, которое немцы в большом количестве оставили при бегстве с острова.
На острове агроном совхоза Клименко указал мне место, где прятались три солдата противника. Наши товарищи задержали троих венгров и передали их зам.командира 965 полка майору Воробьеву. От того же агронома и жителей острова мы узнали о трагической смерти работников милиции Яблочного и Бабенко, посланных ранее на остров Хортица в разведку. Их фашисты зверски замучили, вырезав на теле звезды. Возвратившись с острова, я доложил об этом своему руководству.
Мы продолжали патрулировать по городу. Патрульные группы в момент воздушного налета в укрытие уходить не имели права.
11 сентября, патрулируя по ул.Чапаева, группа, которой руководил начальник паспортного стола Хандин, заметила, как в момент налета на ст.Запорожье -1 с чердака дома № 22 (ныне там располагаются мастерские глухонемых) подаются разноцветные световые сигналы. Хандин связался с соседней патрульной группой, старшим которой был начальник военно-учетного стола А.Скрипка. Оцепив дом обнаружили в нем троих мужчин, которые объяснили, что являются жителями с.Нижня Хортица, сбежали с него, так как село заняли немцы. При их обыске у них было обнаружено три револьвера, из них один марки «парабеллум», который наши товарищи, как и я, видели впервые, кинжальные ножи и батареечные фонарики. Задержанные были доставлены в штаб обороны города. Областной прокурор А.С.Пирог дальнейшее следствие поручил ст.следователю Гресь. Позже я от следователя узнал, что задержанные нами нарушители являются диверсантами с так называемой зондер-команды.
Об этом эпизоде писалось в нашей областной газете «Комсомолец Запорожья» от 17.12.1981 г. в статье под названием «Непримеримость».
Ранее в конце августа патрульная группа (старший – командир взвода Холодов), проходя по ул.Баррикадной заметила, как в одном из домов от разорвавшегося фугаса завалило женщину, которая звала на помощь. Пока ее откапывали, милиционер Алексей Ступак держал на плече потолочную балку. Женщину удалось спасти.
От постоянных обстрелов с воздуха и артиллерии каждый метр города был усыпан осколками. Но мы выстояли в то тяжелое время.
Враг прорвал оборону у наших северных соседей-днепропетровцев, захватив Синельниково и отдельные села Камышевахского района. Нависла угроза полного окружения Запорожья. По приказу командования Южного фронта мой отряд вместе с батальоном 965 полка 3-го октября в 16 часов оставил город Запорожье. Однако по пути отступления у с.Кирово (Жеребец) попали в окружение немецких танковых частей. Завязался неравный бой, в котором погибли работники милиции Ладыженский, Фокин, милиционеры Гончаров и Лавриненко. Много погибло бойцов и командиров 274 стрелковой дивизии. Не вышел с окружения и ее командир полковник Немерцалов.
Заслуживают большой благодарности жители села им.Кирова Ореховского района, которые после нашего отступления похоронили павших в бою наших товарищей, а после освобождения на свои средства построили памятник на могиле погибших.
Полковник милиции в отставке Г.Ф.Котов.Ноябрь 1989 г.



Котов Григорий Федорович, полковник милиции в отставке

Родился 8 января 1910 года в г.Запорожье, где после окончания школы работал на паровозоремонтном заводе. В 1940 году поступил на службу в органы милиции УНКВД Запорожской области, где до войны работал помощником, а потом и оперуполномоченным уголовного розыска 2-го отделения милиции г.Запорожья. Принимал активное участие в обороне г.Запорожья, возглавив один из отрядов работников милиции. Отряд был сформирован из работников 2-го городского отделения милиции и вместе с частями Красной Армии защищал территорию станции Запорожье-1, заводов «Коммунар», «Ударник», поселков им.Кирова, Первомайского, Южного.
После захвата г.Запорожья фашистами был откомандирован в Небадагский РО НКВД Красноводской области Туркменской ССР и назначен должность старшего оперуполномоченного.
После освобождения г.Запорожья от фашистов в 1943 г. был откомандирован в распоряжение УНКВД Запорожской области, где работал следователем, старшим оперуполномоченным отдела борьбы с бандитизмом. В 1947 году был назначен начальником отделения уголовного розыска Управления милиции УНКВД Запорожской области. С 1948 по 1960 гг. возглавлял первое, третье, десятое отделения милиции г.Запорожья, Пологовское и Михайловское райотделения. Уволился из органов внутренних дел в августе 1961 года из должности заместителя начальника Орджоникидзевского РОМ г.Запорожья.
За период службы награжден орденом Красной звезды, двумя медалями «За боевыми заслуги» и другими правительственными наградами.

http://www.veteranovd.zp.ua/2012/01/blog-post_5172.html

Tags: история Запорожья, ссылки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments